Статьи

Владимир Алеников: «Режиссер – тяжелая профессия, если относиться к ней серьезно»

29 июля в Летней Киноакадемии Никиты Михалкова прошел финальный мастер-класс, который провел режиссер, сценарист и продюсер Владимир Алеников.

Мастер-класс прошел в форме свободного общения. Режиссер делился опытом и показывал фрагменты своих фильмов, объясняя, как работает камера, как создать доверие между тем, что происходит на экране и зрителем, как снимать одним кадром, и многое другое.  Слушатели активно интересовались творческим путем  режиссера, которому довелось поработать в разных странах, в том числе и в Америке, вырастить профессиональных актеров из многих детей, написать и перевести несколько десятков книг и создать еще много чего достойного.

- Владимир Михайлович,  чем отличается работа в Америке от работы в России?

В.А.: По большому счету разница только в уровне профессионализма. Дело в том, что голливудская киногруппа лучшая в мире. Потому что у них большая конкуренция, и они все держатся за свои рабочие места. Чтобы получить работу в кино, люди проходят большой конкурс, для которого надо иметь прекрасное портфолио и резюме. По сути, они все трудоголики, и поэтому каждый участник съемочной группы – это прекрасного уровня специалист. И, если я там даю кому-либо задание, то я точно знаю, что оно будет выполнено, а у нас, к сожалению, надо контролировать, как ход выполнения поручения, так и результат.

- А в чем разница в работе с российскими и голливудскими актерами?

В.А.: Работа с актерами, в общем, везде одинаковая. Я даю задание, потом мы репетируем, они играют, я правлю. Но разница опять же в профессионализме, так как американские актеры больше тренированы. Они постоянно ходят на актерские тренинги, дополнительные классы, когда, конечно, не заняты на съемках. И такие воркшопы (workshop) посещают как агенты с продюсерами, так и простые зрители. Летняя Киноакадемия Михалкова –уникальное явление для нашей страны, а там подобные формы тренинга это обычная норма. И ещё серьёзное отличие заключается в работе с выдающимися актерами-звездами, которые добились своего высокого статуса постоянной работой над собой. Это профессионалы очень высокого ранга, всё знающие про свою работу. Например, на съемках моего фильма «Феофания, рисующая смерть», голливудский актер Джордж Сигал, не видя отсмотренного материала, знал, когда и какими планами его снимают.

- Как вы находите актеров для своих картин?

В.А.: В Голливуде вся работа по поиску актеров ведется через кастинг-директора, у которого есть связи со множеством агентств, и даже непосредственно с актерами. Но также можно найти актера на упомянутых тренингах или в маленьком театре. В России же я вместе с моими ассистентами ищу актеров через агентства, театры, знакомых, а также среди ваших писем, приходящих на мой почтовый ящик.

- А как проходит сам кастинг? На что вы смотрите в первую очередь?

 В.А.: Сейчас для меня гораздо важнее, что за человек стоит передо мной, насколько он внутренне совпадает с моим персонажем. Поэтому с актерами я разговариваю о жизни, о них самих и о многом другом, и через несколько минут мне становится ясно, что этот человек из себя представляет. А если он профессиональный артист, то чего его пробовать-то? (смеется). Пробы я делаю уже с утверждёнными актёрами, когда мы ищем что-то.

- Сейчас вы преподаете на высших курсах  ВГИКа,  в Мастерской жанрового кино  и  на Высших курсах режиссёров и сценаристов, и в киношколе «Артерия кино», но также вы преподавали в Америке.  Поэтому все тот же вопрос, а какая существует между нами разница в учебе?

В.А.: Я преподавал в Лос-Анджелесском университете - UCLA, в котором, помимо академической программы обучения, существует ещё UCLA Extension (факультативный университет). Там занятия проходят по вечерам, поэтому у них преподают много действующих мастеров. И студент сам выбирает те дисциплины, по которым он хочет учиться. Разница, как ни обидно, в отношении  к учёбе. В Америке не пропускают занятия без очень уважительной причины. Но даже пропущенную лекцию они потом переписывают или пересматривают на видео. А у нас более спокойное отношение к учебе: хочу - хожу, хочу - не хожу. Также у них много литературы по каждой дисциплине, чего не скажешь о нас. У нас очень мало книг отечественных авторов по режиссуре.  Я попытался восполнить этот пробел, несколько лет назад написал такое практическое пособие для начинающих – «Свой почерк в режиссуре», по нему сейчас учатся и во ВГИКе, и на Высших курсах.

- Насколько важна репетиция в кино?

В.А.: Репетиция в кино не менее важна, чем в театре. Беда нашего кино в том, что многие режиссеры не приучены к ним. А также из-за того, что съёмочное время очень дорогое, продюсеры его экономят всеми силами, в том числе и сокращением или вовсе отсутствием репетиций. Но репетиции необходимы,  это единственная панацея качества, и режиссер должен любым способом выжимать из продюсеров время на них. Например, чтобы снять большую сцену одним планом в моём американском фильме «Пистолет (с 6 до 7 вечера)», мы репетировали каждую сцену по 2-3 дня. И результат дал о себе знать во время съемок: сцену мы снимали двумя дублями.

- Что самое главное для режиссера?

В.А.: Как сказал когда-то замечательный французский актёр Жан Габен, самое главное в кино - это три вещи. Первая – это хорошая история, вторая – это хорошая история. А третья и самая важная – это хорошая история. Потому что если в основе картины лежит хорошая история, то даже при слабом режиссере картина свое возьмет, а вот наоборот никак не получится. Никакой замечательный режиссёр не спасёт слабую историю.

- Как вы взаимодействуете с оператором?

В.А.: Оператор – это не только глаза режиссера. Он еще является единственным человеком на площадке, который хоть как-то понимает, что у режиссера происходит в голове. Поэтому должна быть абсолютная взаимосвязь, а для этого к выбору оператора я советую подходить, как к выбору спутника жизни.

- Как в ваших фильмах появляется музыка?

В.А.: Чаще всего ее специально пишут под каждую картину. Даже для короткометражной работы «Полет бабочки» композитор Владимир Купцов написал музыку за 3 дня.

- В чем заключается ваша особенность в работе с детьми?

В.А.: Все дети в большей или меньшей степени лицедеи и играют все детство в разных героев, так что вопрос в том, как из них вытащить эту способность к игре. Я исхожу из того, что дети сами по себе не могут ничего хорошо сыграть, они ведь ничего не умеют, могут только наиграть, сфальшивить. Моя методика работы с детьми заключается в том, что во время всего подготовительного периода к картине мы вместе с моими товарищами-актёрами ежедневно занимаемся с детьми, учим их всем актерским дисциплинам. И во время съемок дети также заняты профессиональной учёбой, в то время, когда они не задействованы на площадке. Поэтому, как правило, мои кинодети вырастают в профессионалов, потому что им просто некуда деваться после такой серьезной киношколы. И одним из ярких примеров является Егор Дружинин, с которым вы познакомились в рамках этой Киноакадемии.

В завершении мастер-класса Владимир Алеников   посоветовал не тратить время и силы на проходной материал, объяснил, что нельзя делать кино с «холодным носом», иначе оно никогда не станет серьёзным событием, даже если сделано профессионально. Режиссер – это рассказчик историй. И кино станет замечательным только в том случае, если история, которую вы рассказываете, вам лично близка.

 Иля Белкина

© Молодёжный центр союза кинематографистов россии




Рекламные партнёры

СТАТЬИ



ГЛАВНАЯБИОГРАФИЯФИЛЬМЫСТАТЬИКНИГИВИДЕОФОТОГОСТЕВАЯКОНТАКТЫ
Created by Web39.RU
Администратор: Николай Назоров