Статьи

Кинорежиссёр Владимир Алеников: создавать кино – это что-то невероятное

Владимир Алеников – известный российский кинорежиссер, сценарист, продюсер и писатель. Многие его знают по картинам «Жил-был настройщик», «Приключения Петрова и Васечкина, обыкновенные и невероятные», «Каникулы Петрова и Васечкина», «Биндюжник и Король», «Короли российского сыска», «Феофания, рисующая смерть», «Пистолет (с 6 до 7.30 вечера)», «Улыбка Бога, или Чисто одесская история», «Война Принцессы» и многим другим. Режиссёр много работал в Одессе, сняв в нашем городе шесть картин.

Владимир Алеников периодически приезжает в Одессу. В один из последних визитов он с удовольствием согласился дать интервью корреспонденту ТАЙМЕРА.

Владимир Михайлович, задам стандартный вопрос: при каких обстоятельствах Вы стали режиссёром?

Благодаря моей маме. Она снимала меня и мою сестру на старую трофейную немецкую камеру. Когда мне было 14 лет, она дала мне задание: из снятых ею в разные годы плёнок сделать целое и показать гостям, которые должны были прийти к нам праздновать Новый год. На эту работу ушли сутки, которых я не заметил! Так я понял: создавать кино — это что-то невероятное.

А первые картины, насколько мне известно, Вы снимали на свои деньги?

Да, тогда я зарабатывал как поэт-переводчик. У меня выходило много переводов с французского, с испанского. Тогда платили хорошо — 1 рубль 20 копеек за строчку. Когда накопил деньги, то решил сам снимать кино. У меня не было другого выхода. У меня были еврейские корни, и меня не принимали, ни во ВГИК, ни на режиссерские курсы. Я купил камеру, а у операторов покупал пленку, оставшуюся от съёмок. Арендовал аппаратуру, по ночам сидел в монтажной до шести утра. Так, в 1973-м году я сделал свой первый фильм «Сад», в котором работали на тот момент уже очень знаменитые Владислав Дворжецкий (известная роль — капитан Немо, Одесская киностудия, 1975, — ред.), Иннокентий Смоктуновский, Евгений Жариков, Елена Соловей и другие. Фильм никуда пойти не мог, он ведь был сделан вне государственной монополии.

Далее я начал писать и публиковать разные детские истории и как-то встретился с замечательным человеком Александром Хмеликом, который основал и возглавлял киножурнал «Ералаш». Он и пригласил меня поработать в киножурнале в качестве автора и режиссёра. В киножурнале я проработал несколько лет, снял порядка 30 сюжетов. Именно в «Ералаше» и родились мои персонажи Петров и Васечкин, и эти детские фильмы стали очень популярны.

Владимир Михайлович, а в Америке знают эти две детские картины?

«Приключения Петрова и Васечкина» демонстрировались когда-то по американскому телевидению. После Международного детского кинофестиваля в Чикаго. По-моему, была, чуть ли не первая советская картина, там показанная. Но, по крайней мере, точно первая детская. И это, увы, почти ничего не значит. Я, конечно, выражаю своё мнение, но в Америке мало чего знают, что не является кинопродукцией самой Америки. Помню, как я пришёл на свою первую лекцию в Лос-анджелесский университет, представился студентам, сказал, что я из Москвы. Тут поднимается рука, и студент спрашивает: «А Москва — это что, страна или город?». И это на полном серьёзе! Они зациклены на себе, интереса к остальному миру мало. Есть очень небольшой процент интеллектуалов, которые проявляют интерес к другому кино. Европейское, в том числе российское кино редко попадает на американские теле- и киноэкраны. Но, конечно, что-то запоминается, какие-то картины обращают на себя внимание. Также ряд наших актёров и режиссеров, как уехавших, так и по-прежнему работающих в России, иногда заняты в разных голливудских кинопроектах, пусть даже не самых известных и коммерчески успешных.

Мне известно, что и Вы работали в Голливуде, снимали там кино. Не каждому режиссёру удастся такое…

Можно сказать, что мне повезло. Я подписал свой первый американский контракт в 1990-м году после того как моя картина-мюзикл «Биндюжник и Король» по мотивам произведений Исаака Бабеля стала крупнейшим событием Лос-анджелесского международного фестиваля. Её там трижды показали, и это был беспрецедентный случай. Меня приглашали на всяческие ток-шоу, я давал много интервью. Но сказать, что я в Голливуде сделал большую карьеру как режиссёр нельзя. В 1991-м году я снял картину «Время тьмы» (в российском прокате «Феофания, рисующая смерть»). Это был первый советско-американский «триллер» — фильм ужасов. Главные роли сыграли знаменитый голливудский актёр Джордж Сигал и моя жена — актриса, а ныне уже и режиссёр Тамара Тана. Кстати, кроме американцев, фильм создавался при участии Одесской киностудии, которая смогла обеспечить нас практически всем, кроме плёнки и аппаратуры. Совсем недавно, в основном благодаря этой картине, я получил Международную премию «Капля» за вклад в жанр «хоррор» и остросюжетное кино. Картина была награждена отдельно. А Тамара Тана получила премию за главную роль в «Феофании».

Затем в 2003-м году я снял вторую свою американскую картину — драматический триллер «Пистолет (с 6 до 7:30 вечера)». Эта картина получила множество наград на разных фестивалях, в том числе она представляла США в конкурсе Монреальского Всемирного кинофестиваля в 2003-м году. Кроме того, в Америке я снимал передачи, рекламу, преподавал кинорежиссуру в Лос-анджелесском университете.

В 2013-м году в Голливуде вышла картина «Голливудский мусор» (Garbage), которую я продюсировал вместе с Алиной Шрайбман, а снимал уже мой сын — сценарист и режиссёр Филипп Волкен. Картина получила много наград, в том числе главный приз Голливудского кинофестиваля. Кстати, несколько лет назад она была в конкурсе Одесского международного кинофестиваля. Представить её в Одессу прилетали голливудские актёры Майкл Мэдсен и Дэрил Хана.

Владимир Михайлович, я знаю, что Вы были знакомы с Владимиром Высоцким и даже подарили ему свою гитару. Расскажите, как это произошло.

Да, мне повезло общаться с Высоцким. Сразу скажу, что не имел чести и счастья быть другом великого поэта и актёра, но знаком с ним был, имелись у нас общие друзья — актёры «Таганки» Венимин Смехов, Лидия Бойко и другие. И к тому же родители мои дружили с Юрием Петровичем Любимовым, который приходил в гости с целой актёрской компанией, так что иногда мы с Высоцким встречались. Словно предчувствуя трагическую неизбежность скорой потери, я с жадностью впитывал в себя малейшие интонации и выражения лица поэта во время этих наших коротких, зачастую случайных встреч. Однажды, например, мы встретились на традиционном приёме, который даёт французское посольство 14 июля, в День взятия Бастилии. Московская элита, отталкивая друг друга, набрасывалась на выставленные французами яства, а Высоцкий, одиноко стоя в сторонке, печально и, как мне показалось, несколько растерянно наблюдал за этим зрелищем. Мы поздоровались, я поинтересовался, где Марина. Он кивком показал на толпу, плотно окружившую кинозвезду. Он был явно «чужим на этом празднике жизни», и я почувствовал это одиночество, буквальное исходившее от него.

Последний раз мне довелось увидеть его за два дня до смерти. Было это в Останкино, в телецентре, где я тогда делал картину «Жил-был настройщик». Я стоял в ожидании лифта на площадке шестого этажа, где находилось объединение «Экран», как вдруг створки лифта раскрылись, и на площадку вышел Высоцкий. Был он одет во всё белое и поразил меня уставшим, словно устрёмленным куда-то вдаль, лишённым обычной его энергии выражением глаз. Он приехал на встречу с главным редактором «Экрана» поговорить о своей постановке в качестве режиссёра картины «Зелёный фургона». Я проводил его до дверей кабинета, и, как ни коротка была наша дорога, снова почему-то остро почувствовал, как повеяло холодком одиночества от этого поразительного человека, боготворимого миллионами и всегда окружённого почитателями.

А что касается моей гитары… Где-то в 70-е годы будучи у нас дома, гитару увидел Высоцкий, и она ему очень понравилась своим несовременным видом, вишнёвым оттенком дерева. В ту пору он репетировал роль Свидригайлова в «Преступлении и наказании», где по ходу дела должен был исполнять несколько песен. Он сказал, что давно искал подобного вида инструмент и попросил одолжить ему гитару для этой роли, что я, конечно, с удовольствием и сделал. Так Высоцкий стал играть в этом спектакле на моей гитаре, чем я очень гордился. После его смерти я попросил у театра гитару обратно. Её долго не могли найти, но я настаивал, и, в конце концов, спустя полгода она ко мне вернулась.

Вы много работали на Одесской киностудии. Расскажите, когда Вы в первый раз побывали в нашем городе?

Это было в конце 60-х годов. Я запомнил этот эпизод на всю жизнь, как вышел на Привокзальную площадь и тут ко мне подошёл человек и спросил с чисто одесской интонацией «Доктор, Вам нужен транспорт?». Мне это очень понравилось. Мне очень комфортно работать здесь, пожалуй, как ни в каком другом городе. Я знаю многих одесских актёров и режиссёров. Кстати, хорошо знаком и с некоторыми одесскими поклонниками немецкого дуэта Modern Talking. Недавно правление фан-клуба обратилось ко мне с просьбой стать соавтором сценария и консультантом документального фильма об одесском фан-клубе и его деятельности, и я дал согласие. Насколько мне известно, вся небольшая съёмочная группа будет состоять из молодых ребят-участников фан-клуба, имеющих небольшой опыт в кинопроизводстве. Отмечу, что я очень люблю работать с молодыми и с удовольствием помогу ребятам реализовать этот достаточно необычный проект. Надеюсь, что несмотря на сложную обстановку в Украине, у ребят получится довести этот проект до конца.

Вы также известны как писатель, член Международного Пен-клуба. Чем порадовали своих читателей за последний год?

В прошлом году вышли два новых романа — «Странники терпенья», «Зелёная зона» и переизданный военный роман «Звезда упала». Вышла также книга сказочных повестей для детей — «Богатырская история». Каждая моя книга — это кинопроект, я ведь, прежде всего кинематографист, по каждой из них написан сценарий. В марте выходят мои новые книги. Одну из них фанаты ждут уже три десятилетия. Она будет называться «Эргония, или Новые приключения Петрова и Васечкина». Думаю, юные читатели её оценят. Это приключенческая книга, но, разумеется, как и все истории Петрова и Васечкина, изложенная с чувством юмора.

Какие картины Вы сняли за последнее время, есть ли Вас новые проекты?

В начале 2013-го года я презентовал в Одессе фильм «Война Принцессы» — своего рода вариацию на тему Ромео и Джульетты. В нём, в частности, снялись молодые Лянка Грыу, Артур Смольянинов и Наталья Ионова — более известная как певица Глюкоза. Думаю, что это может быть самая важная моя работа. Она на крайне актуальную тему — межнациональная рознь. И я очень рад, что впервые показал её именно одесскому зрителю, причём на Одесской киностудии, где много лет работал с большим удовольствием. Недавно я закончил новый короткометражный художественный фильм «Кино как попытка сближения». Он снимался необычным образом — в рамках курса «Пошаговая инструкция начинающего режиссёра» киношколы «Артерия кино». Очень надеюсь, что смогу сделать картину по «Странникам терпенья» и обязательно показать её одесситам, несмотря ни на какие политические и экономические препятствия. Как известно, кино имеет великую объединительную силу, а хорошее кино несёт добро людям.

Владимир Михайлович, Вы сделали картину «Улыбка бога, или чисто одесская история» по книге недавно ушедшего из жизни Георгия Голубенко. Каким он Вам запомнился?

Уход из жизни Георгия — Гарика Голубенко — большая трагедия для меня. Он был моим дорогим другом и соавтором. Праздник — пожалуй, самое точное слово, именно так я и воспринимал наше общение. Ужасно думать, что его больше не будет. И я корю себя ещё за то, что не настоял, не преодолел сопротивление Георгия, и мы не придумали ему роли в «Улыбке бога…». Его безусловный артистизм и обаяние так и остались не запечатлёнными в этой ленте. Но признаюсь, что с моей подачи Георгий вернулся к поэзии. Горжусь тем, что мы вместе с ним написали текст песни «Рыжий город», песню, которую великие артисты Роман Карцев и Армен Джигарханян, каждый по-своему, не только спели в фильме, но и исполняли потом на своих юбилейных вечерах. Общаясь с Гариком, я понял, что это за удивительная национальность — одессит. Я и раньше любил Одессу, но он навсегда заразил меня другой любовью к своему городу, я бы сказал, любовью возвышенной, поэтической. Именно этой любовью проникнуты и книга «Рыжий город», и фильм «Улыбка бога», название которого родилось из знаменитой фразы Гарика о том, что Одесса — это улыбка бога, посланная хмурому человечеству. Этой любви он научил меня, а также множество своих читателей и почитателей.

Василий Вербицкий

© Таймер




Рекламные партнёры

СТАТЬИ



ГЛАВНАЯБИОГРАФИЯФИЛЬМЫСТАТЬИКНИГИВИДЕОФОТОГОСТЕВАЯКОНТАКТЫ
Created by Web39.RU
Администратор: Николай Назоров