Статьи

Трагический привкус любви

14 ноября в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко премьера оперы "Фрау Шиндлер" - современного сочинения американского композитора Томаса Мора, впервые прозвучавшего в 2017 году в мюнхенском Staatstheater am Gärtnerplatz. Мы беседуем с постановщиком спектакля - кинорежиссером, писателем, поэтом, переводчиком и продюсером Владимиром Алениковым.

Почему вы выбрали именно эту пока не известную у нас оперу?

Владимир Алеников: Одна журналистка, бравшая у меня интервью, слушала, слушала, а потом сказала: "Вы были прекрасным режиссером детского кино - бросили, сняли мюзикл "Биндюжник и Король", другие музыкальные фильмы - и тоже бросили. Такое ощущение, что вы не знаете, чего хотите!". На самом деле я знаю, чего хочу: хочу пробовать то, чего еще не пробовал. Мне скучно повторяться. Вот и этот проект, мне показалось, может быть открытием чего-то нового. Композитор Томас Мор, с которым мы познакомились, когда я работал в Лос-Анджелесе, сообщил, что написал эту оперу. Я ее послушал и понял: здесь все сошлось. И тема Холокоста меня волнует, и в опере давно хотелось поработать.  Мы встретились с руководителем оперной труппы Александром Тителем, я ему предложил этот проект, он живо откликнулся на идею, и проект очень быстро стал реальностью.

Сюжетно он связан с фильмом Стивена Спилберга?

Владимир Алеников: Конечно: в основе та же история Оскара Шиндлера, во время Холокоста спасшего от гибели 1200 евреев. Но другой взгляд на нее. Из великого фильма Спилберга выпала такая важная фигура, как жена Шиндлера Эмилия. А она в этой истории играла огромную роль. Без ее поддержки ничего бы не произошло. Сцены с ее участием были сняты, насколько я знаю, но в фильм не вошли - его метраж и так огромен. Жизнь тоже обошлась с Эмилией жестоко: Оскар Шиндлер ее бросил в Аргентине,  уехал в Германию, пообещав вскоре вернуться.

Он плоды своего подвига пожинал до самой смерти, а ей ничего не перепадало от его славы. Ее забыли и вспомнили только к концу ее 94-летней жизни. Аргентина сделала ее почетным гражданином страны, а в Израиле ей, так же как и ранее Оскару, присвоили почетное звание "праведницы мира". Поразительно, что, хотя Оскар Шиндлер бесконечно ей изменял и в конце концов бросил, она продолжала его любить. Так что наш рассказ не только о "списке Шиндлера", он - об Эмилии Шиндлер, о ее удивительной любви. Эпиграф к спектаклю - ее слова: "У каждой любви есть привкус. Привкус моей любви всегда был горек".

Каков характер музыки?

Владимир Алеников: Это современная опера с некоторым акцентом на стиль киномузыки. Музыка разнообразная, интересная, иногда даже "мюзикальная", местами мелодична, местами речитативна. Спектакль пойдет на Малой сцене театра, и это важно: в большом зале невозможно так погрузить зрителей в атмосферу тех лет. Огромный зал, где зритель отделен от действия оркестровой ямой, - это одно. И совсем другое, когда зал и сцена - единое целое. Здесь гораздо больше возможностей, чтобы зритель мог почувствовать себя частью происходящего.

Спектакль камерный?

Владимир Алеников: Нет, заняты солисты, хор, миманс, оркестр, балет, хотя Томас Мор переписал музыку для меньшего состава. Я был на премьере в Мюнхене и оценил возможности, которые дает этот материал. Спектакль там был поставлен традиционно, и это подхлестнуло мою фантазию - захотелось подумать о другом решении. Я перевел либретто на русский язык и существенно его изменил. Мне не нравилось, например, что Оскар Шиндлер выглядел жалким, трусливым, отталкивающим. А ведь он рисковал жизнью, несколько раз был арестован гестапо, и его удавалось вытащить только благодаря стараниям той же Эмилии и его любовниц. Это отчаянный авантюрист и феноменальный человек. И с одобрения композитора я либретто основательно скорректировал. Даже ввел в оперу танго.

Танго и в ваших фильмах появляется постоянно.

Владимир Алеников: Это моя фишка: каждому фильму и спектаклю - по танго. Танго Васечкина, танго Бени Крика, танго Девушки для прощаний… По моей просьбе Томас нашел старое  аргентинское танго, заново его аранжировал, и теперь, когда герои попадают в Аргентину, звучит танго. Хореография спектакля Егора Дружинина.

Как приняли музыку и вашу концепцию актеры?

Владимир Алеников: Артисты в этом театре замечательные, голоса потрясающие, но, конечно, они делают не привычную для себя работу. У нас была читка либретто в Еврейском музее, был успех, и мне было приятно услышать от артистов: мы делаем то, чего в опере никто не делал. Так ли это, не знаю, но у нас, например, будет подобие интерактива: действие начнется уже с момента, когда публика входит в фойе театра. Оперные артисты нередко любят встать в эффектную позу и красиво петь арию, а у нас они все время в активном действии, им не до поз. Главный хормейстер спектакля - опытный Станислав Лыков. В спектакле заняты многие звезды театра, музыкальный руководитель - талантливый молодой дирижер Тимур Зангиев. Ему понравился перевод с английского на русский: у нас все-таки другая морфология, иначе звучат гласные, и слова длиннее, чем в английском. Подогнать одно к другому без зазоров - дело сложное. Помог мой опыт поэта-переводчика: я не музыкант, но звукопись чувствую.

Ох, боюсь, журналистка права: такие многостаночники бывали только во времена Ренессанса.

Владимир Алеников: Дмитрий Быков уже написал однажды, что Алеников - человек Ренессанса.

Ну вот, все время выясняется, что первенство принадлежит не мне. Еще немного о сценографии - она, судя по фото, необычна.

Владимир Алеников:  У нас великолепный художник Семен Пастух, он делает в спектакле интереснейшую работу.  Над костюмами работает прекрасная художница - Галина Соловьева. Но секреты раскрывать до премьеры не стану. Художник по свету также отменный - Иван Виноградов.


А вы не раскрывайте - просто поманите.

Владимир Алеников: Зритель попадает в кристальной чистоты пространство, которое по ходу истории меняется: все становится мрачнее, грязнее, пол постепенно покрывается пеплом… Много чисто визуальных находок.

В общей концепции спектакля и переносе акцентов на фигуру фрау Шиндлер слышится отзвук нынешнего феминистского движения MeToo…

Владимир Алеников: (смеется) В какой-то степени - наверное. Потому что с бедной Эмилией уж совсем несправедливо обошлись и ее любимый муж, и сама история. Мы хотим исправить эту жестокость.

Насколько я понимаю, это ваш первый опыт в оперной режиссуре.

Владимир Алеников: В оперной - да. Но я ставил в театрах мюзиклы. Как правило, по своим же пьесам. Был, например, в 1985 году у меня знаменитый мюзикл Peace Child ("Дитя мира") - первый в истории советско-американский театральный мюзикл.  Пьесу написали вместе с англичанином Дэвидом Уолкомбом. А спектакль я поставил почти авантюрным образом, ни у кого не спрашивая разрешения. Молодые американские актеры прилетели как туристы и тут же окунулись в работу. Наталья Сац дала нам сцену своего театра, и на премьере был весь московский бомонд. Главную роль играл мой Васечкин - Егор Дружинин. Впервые вышли на сцену Володя Пресняков, Саша Малинин, Наташа Громушкина. Мы поиграли на сцене Центрального детского театра, потом мюзикл поездил по стране, а затем и по США, где имел огромный успех. Билеты на спектакль, в частности, купил Пол Ньюмен, заплатив за каждый символическую цену в 25 тысяч долларов. Это был красивый жест! Играли спектакль и на открытии Генеральной Ассамблеи ООН в Вашингтоне, хор-массовка был в триста человек!

Отрывок из спектакля прошел в ходе первого в истории телемоста СССР - США, который вел Владимир Познер. Играли сразу на двух континентах: герой-мальчик в Москве,  его партнерша-девочка - в США, и их руки встречались на экранах телевизора. Спектакль стал знаковым, его показали по ТВ, возникло общественное движение Peace Child. Не так давно ко мне приезжала немка, написавшая об этом спектакле диссертацию и книгу, где доказывала, что он реально изменил ход "холодной войны": началось потепление. Ставил я и другие свои мюзиклы как в Америке, так и в России. Последняя работа в театре - "Девушка для прощаний", премьера этой моей пьесы была в марте в ярославском театре имени Волкова. Это не мюзикл, но там много музыки, песен, хореографии. Работала со мной над этим спектаклем, кстати, та же замечательная команда, что и теперь - художник Семен Пастух и хореограф Егор Дружинин.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Валерий Кичин,
Российская газета - Федеральный выпуск №7717 (254)




Рекламные партнёры

СТАТЬИ



ГЛАВНАЯБИОГРАФИЯФИЛЬМЫСТАТЬИКНИГИВИДЕОФОТОГОСТЕВАЯКОНТАКТЫ
Created by Web39.RU
Администратор: Николай Назоров