Статьи

Режиссер Владимир Алеников о фильме «Небесная команда»: «Мы сняли чистую, добрую, патриотичную картину»

Девятого сентября на экраны вышел фильм «Небесная команда», посвященный гибели хоккейной команды «Локомотив». Режиссер Владимир Алеников рассказывает, почему этот фильм вызывает противоположные мнения у зрителей.

— Почему вы решили снимать этот фильм?

— Я был далек от хоккея, но работал в течение последних лет в Ярославле — ставил спектакли в знаменитом театре драмы имени Федора Волкова. Этот город живет хоккеем, любой таксист будет с тобой разговаривать только о нем. Трагедия, произошедшая с любимейшей командой, жива там до сих пор. Переживает ее до сих пор и мой друг Олег Жаров, ярославский бизнесмен и меценат. Именно он воссоздал историческое село Вятское, которое официально входит в список самых красивых деревень мира. Два года назад он позвонил мне и сказал, что настало время снять фильм, посвященный трагической гибели команды. С этого момента началась работа.

— Как вы собирали материал? Общались ли с семьями погибших?

— Не просто общались. Разговоры с близкими погибших ребят, с их фанатами — это было главное в подготовке к фильму. Мы изначально отказались от традиционной формы спортивной драмы, когда герои сначала проигрывают, а в финале обязательно наступает победа. Мы решили пойти совсем по другому пути. Сделать фильм-память, фильм-переживание, рассказать о команде через призму любви к ней близких: болельщиков, сотрудников клуба, родных. Поэтому со всеми этими людьми мы встречались и разговаривали. Многое из этих беседы вошли в сценарий, который я без конца переписывал. Было 17 версий. Нередко эти рассказы просто поражали. Например, Андрей Кирюхин перед вылетом сказал своей невесте, что не хочет лететь, потому что «самолеты вообще разбиваются...». Она перевела разговор в шутку. Мы сняли эту сцену, но в окончательный монтаж решили не включать.

— Как интересно! Какое-то предчувствие было у них?

— Не могу сказать, что у всех, но у кого-то точно было. Потому что таких историй я услышал много. На меня сильное впечатление производили все рассказы, очень часто наши встречи заканчивались слезами и моими, и Жарова, и собеседников. Одно могу сказать: подготовительная работа была просто огромная. Мы даже сняли фильм о том, как готовилась и делалась «Небесная команда», и выложили его на сайте картины — loko-film.ru. Можно увидеть, как мы беседуем с кем-то, а потом как это сцена выглядит в картине.

— В этих историях была какая-нибудь, которая вас особенно зацепила?

— Они все зацепили. Есть истории, которые не вошли в фильм, а есть истории, которые вошли, но мы их не включили в окончательную редакцию. Понимаете, погибли 37 человек, сложно было всё услышанное перенести в фильм. Но рассказы были очень искренними, и нас это тоже поражало. Когда мы пишем в фильме «он основан на реальных событиях и реальных судьбах» — это чистая правда.

— Почему вы не снимали актеров, играющих хоккеистов, в лицо?

— Потому что я использую довольно много хроники и часто ее соединяю с игровыми сценами. Я хотел, чтобы сохранялось ощущение документальности. Лица актеров никак не сочетались бы с подлинными лицами хоккеистов. Ведь они даже говорят у нас в кадре. Мне кажется, что в результате возникает достаточно убедительный портрет погибшей команды. Ну и, конечно, это метафора. Мы слышим голоса из мира, которого уже нет.

— Я знаю, что очень многим фильм понравился, но есть в Сети и негативные отзывы. В чем причина критики и ожидали ли вы такой реакции?

— Конечно, ожидал и негативную реакцию. Произведение искусства не может нравиться всем без исключения. Любая критика — это нормально. А причин — две. Во-первых, некоторые зрители шли на картину, ожидая увидеть фильм, похожий на «Легенду № 17». Возможно их дезориентировал трейлер, полный хоккейного экшна. А у нас фильм, как и все мои фильмы, спектакли и книги — о любви. Благодаря ей мы узнаем что-то о команде, любовь сплачивает всех персонажей. Они не такие уж счастливые люди, но эта любовь их поднимает над обыденностью, наполняет жизнь смыслом. Часть зрителей, возможно, оказалась разочарованной таким подходом.

— А вторая причина?

— Вторая причина — это дикая конфронтация, которая идет с клубом «Локомотив», с его президентом Юрием Яковлевым. Он на протяжении этих двух лет делал все, чтобы картина не появилась. Сотрудникам клуба был отдан приказ не идти с нами на контакт. Нам категорически отказывали в любой просьбе. РЖД, которые являются спонсором «Локомотива», запретили нам любые съемки на своих объектах, а это поезда, вокзалы, у нас же очень много там происходит. Болельщики и родственники подписали огромное письмо, адресованное главе РЖД Олегу Белозерову с убедительной просьбой помочь картине, — отказ. Писала ему и Валентина Терешкова — полное игнорирование. Нам на протяжении двух лет ставили постоянные препоны. Была ужасная история в Ярославле, когда осквернили памятник Ткаченко на кладбище. Тут же попытались это свалить на нашу группу. Из-за всех этих запретов и гонений мы вынуждены были уехать из России снимать фильм в Белоруссию.

— Чем было вызвано такое поведение ваших оппонентов?

— Это не ко мне вопрос. От РЖД в ответ на все обращения была прислана короткая записка: «Мы считаем, что эта картина несвоевременная». Официальная версия звучит так, что якобы родственники были против съемок фильма. Но это чистой воды вранье. Если бы так было, они не писали бы письма Белозерову. Мы показывали картину близким погибших в Ярославле, и были сплошные благодарности, ну и слезы, конечно. Возможно, главе клуба не хотелось, чтобы лишний раз вспоминали о гибели команды.

— Никогда бы не подумала, что создание картины сопряжено с такими интригами.

— Мы сами не ожидали, честно говоря. Парадокс в том, что мы сняли абсолютно чистую, добрую, патриотичную картину, которая рассказывает о хороших людях. У нас в фильме нет ни одного плохого персонажа, нет героя-антагониста. Тут антагонистом выступает сама смерть. Есть любовные линии, но при этом нет накала страстей, а вместо этого удивительные, простые и искренние истории любви, которые трагически обрываются. И снимали мы картину на деньги болельщиков, от государства не было ни копейки.

— «Небесная команда» сейчас лидер проката среди отечественных фильмов, только за первый уик-энд она собрала 31 млн рублей. Как вы оцениваете этот результат?

— Мне кажется, что это совсем неплохо, учитывая, что больше нашей картины собрали только американские блокбастеры. Совершенно очевидно, что фильм вызвал интерес.

— На какую аудиторию рассчитываете?

— Я только что вернулся из Белоруссии, где прошли премьеры в Минске и Гомеле. Меня потрясло, как там принимали картину. Люди вставали и со слезами аплодировали. А зал состоял и там и там из подростков: молодых хоккеистов, кадетов. Мальчишки совсем, которые ничего про эту команду не знали в силу возраста. Но на них фильм производит такое впечатление, что они встают и 10 минут, пока идут наши длинные финальные титры, со слезами хлопают. Так что думаю, что это для самой широкой аудитории, но в первую очередь, конечно, для молодежи.

— Картина уже вышла на экраны, есть ли у вас другие проекты, которыми вы занимаетесь?

— Безусловно, есть кинопроекты, но, кроме кино, я ведь еще занимаюсь театром. 20 сентября в Московском музыкально-драматическом театре ANTE, который возглавляю в качестве художественного руководителя, прошла премьера. Мы представили музыкальный спектакль «Гений и злодейство» на основе маленькой трагедии А.С. Пушкина «Моцарт и Сальери». Это такой довольно необычный синтез оперы и драмы. В спектакле заняты и замечательные оперные солисты, и очень талантливые драматические артисты. К этому формату я шел давно, ведь я был первым режиссером, который снял в нашей стране не только детский мюзикл «Каникулы Петрова и Васечкина», но и драматический мюзикл «Биндюжник и Король».

Два года назад я поставил оперу в театре Станиславского и Немировича-Данченко под названием «Фрау Шиндлер», она получила премию «Скрипач на крыше». После этого в Ярославле, в Волковском театре — спектакль «Пушкиниана. Любовь и карты» с Любовью Казарновской в главной роли. Тогда я и стал соединять оперные вещи с драматическими. Ведь об этом мечтал еще Станиславский. Мне показалось, что это очень перспективное направление. И теперь продолжаю это делать здесь, в нашем новом театре ANTE, который располагается на 2-м этаже Московского дома книги на Новом Арбате, в театрально-концертном зале «Книгомания».

Двадцатого у нас была премьера, а двадцать шестого мы улетаем на наши первые гастроли не куда-нибудь, а аж на Чукотку. Везем три спектакля: «Ожидание» — на музыку Микаэла Таривердиева, «Горгона Медуза» — такой парафраз знаменитого мифа, и новый спектакль «Гений и злодейство». Волнуемся, конечно, как все пройдет. Но, вообще, мы будем первым музыкальным театром, приехавшим на Чукотку.

Елена Сердечнова
Газета «Культура»




Реклама









СТАТЬИ





ГлавнаяБиографияФильмыСтатьиКнигиВидеоФотоГостеваяКонтакты
Created by Web39.RU
Администратор: Николай Назоров