Статьи

Ловля тритонов, или рассказ о том, как автор познакомился с Петровым и Васечкиным, а точнее, как Петров и Васечкин познакомились с автором

Дело было летом, когда Петров с Васечкиным отдыхали в лагере. Петров сидел около маленького прудика и напряженно вглядывался в мутную воду. Он хотел поймать тритона. Прибежал Васечкин.

- Здорово, Петров, - сказал он, задыхаясь. - А я тебя ищу. Ты чего делаешь?

- Ничего особенного, - раздумчиво сказал Петров, не поворачивая при этом головы. - Тритонов ловлю.

- Ну да? - поразился Васечкин. - А с чего ты взял, что они там есть?

Петров промолчал. Ответить на васечкинский вопрос ему было решительно нечего. Ниоткуда действительно не следовало, что в этой лужице должны водиться тритоны. Однако признаться в этом Петров не решился. Поэтому он поднес палец к губам и внушительно произнес «Тс-с-с», как бы давая этим понять, что сейчас не время что-либо обсуждать, потому что можно распугать тритонов.

 

Васечкин, моментально преисполнившись уважения к процессу, в свою очередь сделал Петрову знак рукой, означавший, что он полностью вошел в ситуацию, и тоже вперил свой взгляд в зеленоватую водицу.

Некоторое время оба молчали, уныло уставившись в прудик. Неизвестно, сколько бы они еще так просидели, потому что Петров, конечно, так никогда бы и не признался, что идея ловить тритонов в этом месте не имела под собой никаких оснований, если бы не Васечкин, которому первому надоело это сомнительное занятие.

- Они, наверное, все на дно залегли! - глубокомысленно заявил он.

И тут же, с легкостью переключаясь на другую тему, сообщил:

- Слышь, Петров, я тут книжку прочел классную! Про таких же парней, как мы с тобой. Два таких друга - Том и Гек. Классные ребята!

- Да знаю я, - без особого энтузиазма отозвался Петров, с сожалением отрывая взгляд от мутной воды, - читал. Чук и Гек, Гайдар написал. Ничего особенного.

 

- Лопух ты, Петров! - возмутился Васечкин и выразительно постучал себя по лбу. - Не Чук и Гек, а Том и Гек. Том Сойер и Гек Финн. И никакой не Гайдар, а Марк Твен. Темнота! Ты меня, Петров, просто удивляешь!

- Ну и что там эти Том и Гек? - полюбопытствовал Петров, пропуская мимо ушей последние слова друга.

- А то! Что приключений у них навалом! Индейцы там всякие, пираты, пещеры!.. И из дома убегали!

- Мы тоже из лагеря убегали! - заинтересовался Петров.

- Вот именно! - поддержал Васечкин. - Только про нас никто не пишет. В этом-то и проблема, ясно?

- Ясно, - на всякий случай ответил Петров, хотя суть проблемы представлялась ему пока весьма туманно.

- Короче, есть идея! - объявил Васечкин. - Надо, чтобы про нас тоже книжка была. Тогда все про нас знать будут. Нуда ни придешь, все сразу - ох! ах! - сечешь? Ты шевели мозгами-то!

- Секу! - с некоторой обидой сказал Петров, усиленно шевеля мозгами.

- И название уже есть классное! - продолжал развивать свою идею Васечкин.

 

- Какое?

- Приключения Петрова и Васечкина! Ну как?

- Оригинально! - одобрил Петров.

- Ну вот! - обрадовался Васечкин. - Полдела сделано! А представляешь, Старцева приходит в библиотеку, а ей говорят, вот рекомендуем: новая книжка - про Петрова и Васечкина. Представляешь, как она прибалдеет?

- Представляю! - осклабился Петров, живо представив себе прибалдевшую Машу Старцеву. - А что в книжке-то будет?

- Не боись! - внушительно сказал Васечкин. - У меня уже все продумано. Вот слушай!

Он извлек из-за пояса свернутую трубочкой тетрадь, разгладил ее, открыл и, прокашлявшись, торжественно провозгласил:

- Оглавление!

- Ну ты даешь! - искренне восхитился Петров, устаиваясь поудобнее.

 

- Глава первая, - продолжал Васечкин. - Петров и Васечкин на Диком Западе.

- Класс! - прошептал Петров.

- Глава вторая, - удовлетворенно кивнув, объявил Васечкин. - Васечкин на Луне.

- Почему это только ты на Луне? - возмутился Петров. - А я где же?

- Ты пока здесь, на Земле. Про тебя в следующей главе будет.

- А почему не в этой? - упорствовал Петров. - Я так несогласный.

- Да потому что не годится вдвоем на Луне. Нигде так не пишут. Например, «Незнайка на Луне» или Мюнхгаузен. Чего тебе эта Луна далась? Чего ты там забыл на Луне?

 

- Ничего я там не забыл, - обиделся Петров. - Только если эта книжка про нас, значит, должно быть и про меня тоже.

- Я тебе говорю про тебя дальше будет, в следующей главе! Чего ты завелся-то?

- Ничего. Ладно, давай следующую, - сдался Петров.

- Пока все, - сказал Васечкин, закрывая тетрадь. - Следующей пока нет. Я еще не придумал.

- Как это так? - озаботился Петров.

- А очень просто. Что я, папа Карло, что ли, сразу всю книгу писать! Хватит того, что я целых две главы написал. Ты вон пока еще ни одной не придумал.

- Ну хорошо, - хмуро произнеc Петров. - Ладно, давай читай!

- Чего читать? - удивился Васечкин.

- Как чего? - в свою очередь удивился Петров. - Главы читай. Петров и Васечкин на Диком Западе.

Васечкин прищурился и внимательно уставился на Петрова. Петров заерзал.

 

- Сколько лет я тебя знаю, Петров, - заявил Васечкин, выдержав внушительную паузу, - столько же не перестаю удивляться. Ты вообще что-нибудь соображаешь?

- Соображаю, - занервничал Петров, - а чего такого-то?

- А то! Чего я тебе читать-то буду? Я что, по-твоему, компьютер по изготовлению книжек? Сам знаешь, сколько я за сочинения получал! Это все еще написать надо! Я и так вон какую работу проделал!

И Васечкин потряс в воздухе драгоценной тетрадью.

- А-а, - сказал Петров. - Теперь понятно. А кто же писать-то будет? Я тоже не могу. У меня по русскому одни тройки.

- Тебя никто и не просит, - сказал Васечкин. - Есть тут у меня одна мыслишка. Помнишь, к нам в лагерь режиссер приезжал «Ералаш» снимать. Владимир Алеников. Всякие еще истории рассказывал смешные.

 

- Ну и что? - удивился Петров. - При чем тут режиссер Алеников? Он же не писатель. Нам писатель нужен.

- В том-то и дело, что он все свои «Ералаши» сам сочиняет. И другие истории тоже. Я справки навел. Я считаю, самый подходящий для нас человек!

- А где ж мы его возьмем? - озабоченно произнес Петров. - Он же больше не приедет.

- В том-то и дело, что приедет! - торжествующе объявил Васечкин. - Сегодня после обеда. Мне Бобкина сказала. Сам понимаешь, Бобкина все знает.

- Бобкина знает, - подтвердил Петров.

- Так что наше дело теперь с ним поговорить, с Алениковым. По-мужски, понимаешь! Сделать ему такое предложение, от которого он не сможет отказаться!

- Почему ты думаешь, что он не сможет отказаться? - усомнился Петров.

- Положись на меня! - усмехнулся Васечкин. - Все будет хоккей! Ладно, Петров, я пошел, а ты давай, тритонов лови! На обеде увидимся!

И он ушел. Петров проводил его долгим взглядом и уныло вернулся к своему занятию. Даже самому себе ему не хотелось признаваться в том, что шансы на появление тритонов в прудике практически были равны нулю.

Так он и провел там все время до обеда. Чем тогда занимался Васечкин, установить уже не представляется возможным, да это, впрочем, и не так важно. Важно, что после обеда в лагере появился я.

 

Я собирался снимать сюжет для киножурнала «Ералаш». Речь в нем шла о мальчишке, который категорически отказывался помогать дома по хозяйству, а на все просьбы бедной бабушки отвечал: «Пушкин посуду помоет! Пушкин уберет!» А затем, обнаглев, перешел и на других классиков - «Лев Толстой пропылесосит!» или «Гоголь посуду помоет!» Короче говоря, в один прекрасный день все классики неожиданно ожили и на само деле принялись пылесосить, мыть посуду, чистить картошку и так далее. Вернувшийся после игры в хоккей нагловатый подросток при виде живых классиков, выполнявших за него всю домашнюю работу, совершенно обалдевал и застывал, пристыженный, с открытым ртом.

 

Вот такая «ералашная» история. Мне нужно было найти для нее главного исполнителя - озорного сообразительного мальчишку лет десяти. Лагерные вожатые отобрали мне человек двадцать, и я сказал им примерно следующее:

- Вот что, ребята, я вам сейчас дам одно задание на всех. Вы сейчас будете не Петя, не Коля, не Вася. А вы все будете ХУЛИГАНЫ! Выходите по одному на эту полянку, а мы с моей ассистенткой Олей посмотрим на вас и решим, кто нам подойдет для съемок.

После этих слов мы с Олей отошли в сторонку, и я тут же понял, что поступил крайне опрометчиво, дав такое, мягко говоря, необычное задание. Ребята немедленно начали толкаться, плеваться, кривляться, короче, зрелище было отвратительное. Мы с Олей в ужасе переглянулись. И в этот момент я заметил Васечкина. То есть я тогда, конечно, не знал, что это Васечкин. Я просто обратил внимание, что этот аккуратный мальчик с отложным воротничком и глазками-пуговками ведет себя не так, как остальные. Он не шумел, не скакал, не кривлялся, а тихо стоял в сторонке, несколько скептически, я бы даже сказал печально, разглядывая своих товарищей, которые с воодушевлением выясняли, кто главный, а кто не главный, кто кому даст, а кто не даст.

 

Но вскоре Васечкину (который, как мы теперь знаем, долго стоять на одном месте не может) это надоело, и он подошел поближе, но не к своим приятелям, а почему-то к моей ассистентке Оле. Подошел и давай буравить ее своими глазками. Так, как будто он молоденьких девушек в жизни своей раньше не видел. Оля покраснела как помидор и шепчет мне еле слышно, одними губами: «Что мне делать?» А я ей также незаметно отвечаю: «Ничего, делай вид, что не замечаешь!» Оля тем временем еще пуще покраснела, однако старательно стала смотреть в сторону, мимо Васечкина. Но тут случилось следующее. Васечкин подошел к ней вплотную. Привстал на цыпочки, да как гаркнет ей в ухо, что было мочи: «Тетка, дай закурить!»

 

Оля, бедная, даже вздрогнула, а я не выдержал и покатился со смеху, потому что это действительно было очень смешно. Я понял, что я нашел своего героя.

- Как тебя зовут, мальчик? - спросил я.

- Васечкин, - ответил Васечкин. И поправился: - Петя. Я вас хочу кое с кем познакомить, - добавил он. - Вы не пожалеете!

- С кем же? - заинтересовался я.

- С моим другом Петровым, с кем же еще? - поразился Васечкин. И, повернувшись, заорал: - Эй, Петров! Поди сюда! Все в порядке!

Откуда-то из толпы вынырнул кругленький большеглазый Петров. Он приблизился к нам и застенчиво поздоровался:

- Здрасте!

Петров мне сразу понравился. Я думал, может он еще что-нибудь скажет, но он молчал. Продолжил разговор Васечкин.

- Мне надо с вами поговорить, Владимир Михайлович! - деловито начал он. - По важному делу!

- Ну говорите, - удивился я. - Что за дело такое?

- Отойдем в сторонку? - понизив голос, предложил Васечкин. - А то тут, знаете, очень много лишних ушей.

- Отойдем! - заинтриговано кивнул я.

 

Мы отошли за пригорок. Васечкин огляделся и, убедившись, что вокруг никого нет, горячо произнес следующее:

- Мы вам хотим предложить классное дело! Напишите про нас книжку. Про наши приключения. Книжка будет вот такая! --он поднял вверх большой палец. - Вы сразу станете знаменитым писателем. Что вам, плохо?

- Да нет, в принципе, неплохо, - согласился я. - Только можно я вам несколько вопросов задам?

- Можно, разрешил Васечкин.

- Во-первых, с чего вы взяли, что такая книжка будет кому-нибудь интересна? А во-вторых, почему вы решили, что надо именно про вас писать, а не про кого-нибудь другого?

 

Друзья переглянулись.

- Про кого ж еще! - усмехнулся Васечкин. - Про Сидорова, что ли?

- Ну хотя бы и про Сидорова.

Оба скептически покачали головами.

- Лучше нас вы не найдете! - уверенно заявил Васечкин. - Понимаете, в каждом классе, в каждом дворе есть такие же ребята, ну, что ли, свои Петров и Васечкин.

- Ну, не совсем такие, - вставил Петров.

- Ясно, что не совсем, - подтвердил Васечкин. - Таких больше нету. Мы самые, как бы Вам объяснить… - он поискал слово.

- Классные, - тихо подсказал Петров.

- Точно, классные! - обрадовался Васечкин. - Так что вы не прогадаете. Такую книжку все захотят прочесть, понимаете? А потом у нас название уже есть. Приключения Петрова и Васечкина. Ну как?

- Неплохо, - осторожно ответил я. - А что же у вас за приключения? Скажи, Петров?

- Приключения как приключения, - неожиданно смутился Петров. - Обыкновенные.

 

- Прямо-таки обыкновенные! - возмутился Васечкин. - Ничего подобного. У нас приключения знаете какие, - он опять поискал слово, - невероятные, вот!

Я не мог не улыбнуться. С каждой минутой мне все больше нравились эти двое мальчишек со своей наглой уверенностью в том, что их жизнь будет интересна всему свету.

- А может, так и назвать книжку, - предложил я, - «Приключения Петрова и Васечкина. Обыкновенные и невероятные.»?

- Класс!!! - заорали оба с горящими глазами.

- Полдела сделано, - объявил Васечкин. - Самое трудное - это название. Ну что я тебе говорил, Петров, - повернулся он к другу, - положись на меня!

Я понял, что речь идет обо мне, и решил немного остудить Васечкина.

 

- Давайте не будет торопиться, - мягко предложил я. - Во-первых, я еще не согласился, а во-вторых, расскажите мне для начала о ваших приключениях. Ну, а потом решим про все остальное.

На самом деле я немножко лукавил. Я уже понял, что ребята мне попались действительно, как они выражались, классные и никуда мне уже от них не деться.

- Ну так что, идет?

- Идет! - переглянувшись, кивнули Петров и Васечкин.

- А может, сначала пойдем тритонов половим? - неожиданно предложил Петров.

И эта фраза почему-то окончательно убедила меня в том, что я буду писать о них книжку. А когда они наперебой стали рассказывать мне свои истории, я понял, что, пожалуй, надо бросить все остальные дела и садиться за эту работу немедленно. Что, собственно, я и сделал. Сначала описал их приключения, а потом даже снял о них фильмы.

 

Я, кстати, очень волновался, когда первый раз показывал Петрову и Васечкину все, что о них написал. Ведь для меня они были не только героями, а в большой степени соавторами. Я даже вышел из комнаты, чтобы не мешать им читать. Иногда из-за закрытой двери до меня доносился одобрительный смех, и я облегченно вздыхал. Но вот наконец дверь открылась, и Петров деловито пригласил меня зайти.

Я вошел. Васечкин сидел за столом и смотрел на меня строго, как экзаменатор на нерадивого студента.

- Ну как? - поинтересовался я наигранно-веселым тоном.

- По-моему, не так уж плохо, - строго сказал Васечкин профессорским голосом. - Да вы садитесь, Владимир Михайлович, в ногах правды нет.

 

Я сел.

- Так, значит, вам понравилось? - робко спросил я, продолжая натянуто улыбаться.

Ребята переглянулись и вдруг покатились со смеху.

- Еще как! Класс! Потрясно! Чума! - орали они, не переставая хохотать.

Я понял, что меня просто разыграли.

- Только знаете что, Владимир Михайлович, - сказал Петров наконец, отсмеявшись, - кое-что меня все-таки заботит.

- Что же именно? - заволновался я.

- А как же «Петров и Васечкин на Диком Западе»? Этой-то истории так и нет!

- Точно! - подхватил Васечкин. - И «Васечкина на Луне» тоже нет! Как же так, Владимир Михайлович?

Я развел руками.

- Виноват, братцы! В эту книжку они не влезли, не поместились. Подождем до следующей, а?

Они переглянулись.

- Ладно, - сказал Петров.

- Будь по-вашему, - сказал Васечкин.

- А сейчас у меня одно предложение есть, - сказал Петров. - Пойдемте тритонов ловить! Я одно место нашел клевое.

И мы пошли ловить тритонов.




Рекламные партнёры

Рембытсервис - ремонт бытовой техники в Москве. | ремонт стиральных машин в Москве | Качественный ремонт телевизоров на дому москва на нашем сайте 101.su

СТАТЬИ



ГЛАВНАЯБИОГРАФИЯФИЛЬМЫСТАТЬИКНИГИВИДЕОФОТОГОСТЕВАЯКОНТАКТЫ
Created by Web39.RU
Администратор: Николай Назоров