Статьи

Комитас - несостоявшийся фильм

Владимир Алеников

На фестивале "Золотой абрикос" в рамках Дней российского кино был представлен фильм "Война принцессы" режиссера, сценариста, продюсера, писателя и поэта, автора и постановщика театральных мюзиклов и пьес, заслуженного деятеля российской культуры Владимира Аленикова.

ВЛАДИМИР АЛЕНИКОВ - АВТОР МНОЖЕСТВА ХУДОЖЕСТВЕННЫХ И ДОКУМЕНТАЛЬНЫХ ФИЛЬМОВ. Среди них – "Каникулы Петрова и Васечкина". "Короли российского сыска", "Биндюжник и король", "Улыбка Бога, или Чисто одесская история", "Нужные люди", "Пять вечеров с Олегом Табаковым", "Любовь великих" и другие

Несколько лет назад режиссер был приглашен в Голливуд, где он снял фильм "Время тьмы" (в российском прокате – "Феофания, рисующая смерть").

Картина "Война принцессы" посвящена актуальной теме – острым межнациональным отношениям. Несмотря на всю жестокость происходящего, фильм очень добрый. Он о любви армянского парня к русской девушке.

- Действие в нем происходит в 90-е годы, - говорит режиссер, - но до сих пор мы постоянно видим какие-то проблемы, стычки и взаимную ненависть между представителями разных национальностей. В России, к сожалению, не отличают армян от грузин, азербайджанцев и т.д. Все они лица кавказской национальности и отношения между ними совершенно ненормальные. Я надеюсь, что фильм достучится до зрителей и благоприятно повлияет на изменение нравственного климата.

Несмотря на то что фильм был представлен во внеконкурсной программе, он получил приз "За реалистичность отражения остросоциальных проблем современности", учрежденный спонсором фестиваля - Южно-Кавказской железной дорогой.

Много лет назад Владимир Алеников работал в Армении, где снимал игровой фильм "Комитас".

- Когда-то я мало что знал об Армении - только картины Сарьяна, стихи Туманяна, музыку Хачатуряна, - рассказывает он. - Однажды в каком-то журнале я увидел необычную репродукцию картины, очень меня поразившую. Это была картина армянского художника Геворка Григоряна, на которой был изображен странный человек в черной сутане, с горящим и блуждающим взором. Под ней было написано "Комитас". Она произвела на меня очень сильное впечатление.

Тогда я ничего не знал о композиторе, только слышал это имя. И чем больше я вникал в историю жизни Комитаса, тем больше она меня поражала. Почему-то я стал видеть какие-то пересечения с собственной жизнью, с собственной судьбой, хотя на самом деле не было ничего похожего. И в какой-то момент понял, что мне просто необходимо сделать фильм о Комитасе.

Я приехал в Армению в первый раз. Я даже нашел тех людей, которые лично знали Комитаса. Провел здесь три месяца и написал сценарий. Потом пытался предложить его официально: начиная от министра культуры и кончая председателем Гостелерадио Армении – тогда им был Степан Погосян. Поначалу меня принимали в штыки, очень настороженно, иногда даже недружелюбно, никто не хотел со мной серьезно разговаривать.

- Как вы думаете, почему?

- Во-первых, наверное, из-за темы, которая в те годы замалчивалась, во-вторых, я понимал: некоторым не нравилось, что вот вдруг из России приехал парень снимать фильм о человеке, который является национальной гордостью Армении. Но постепенно меня начали поддерживать замечательные люди: Сильва Капутикян, Сос Саркисян, Армен Джигарханян, с которыми мы стали близкими друзьями, Минас Аветисян, другие художники. Короче, образовалась группа выдающихся людей, которым мой замысел показался очень серьезным и важным. Спустя какое-то время мой вопрос решил Католикос Всех Армян Вазген I, который удостоил меня аудиенции и довольно долго со мной беседовал.

Мы разговаривали более полутора часов, говорили по-французски, и Католикосу очень понравился мой замысел, он активно стал мне помогать. Разрешил снимать во всех церквах, дал мне в помощь одного из своих архиепископов в качестве консультанта, дал культовые одеяния для съемок, позвонил первому секретарю ЦК партии – тогда им был Карен Демирчян – с просьбой мне помочь. Мне дали официальное разрешение для работы над игровым фильмом "Комитас" на телестудии "Ереван".

- То есть съемочная группа была армянской?

- Да. Россиянином был только я. Оператором назначили Лаэрта Погосяна. И мы начали работать. Когда работа пошла, помню, директор студии Сергей Арустамян мне сказал: "Зачем ты сюда приехал? Хочешь у нас деньги заработать?" Я ответил: "Мне ваши деньги не нужны. Я приехал делать картину, потому что, как мне кажется, она безумно важна".

 Видимо, директор сразу зацепился за мои слова: когда вышел приказ о составе съемочной группы, там перед словами постановщик – Алеников В.М. было написано: "без выплаты заработной платы…" Поэтому практически за все это время я, единственный во всем коллективе, не получал никакой зарплаты. Я вынужден был зарабатывать другими способами. Писал сценарии для телевидения, сказки, сделал один документальный фильм, еще что-то. Словом, приходилось выкручиваться… Почти год. И все равно, к сожалению, наши усилия закончились скверно, потому что начальство боялось этого фильма.

Во-первых, как мне кажется, из-за формы картины – это был далеко не соцреалистический фильм: там было много символики, масок, недосказанности, рассчитанной на понимание зрителей. Три дня художественный совет пытался найти приемлемое название для картины, хотя какое могло быть название, когда речь в нем шла о Комитасе?.. Более конкретного и точного названия не могло и быть.

Во-вторых, считалось, что картина шла вразрез с общепринятыми нормами, в том числе политическими. Именно в тот период на государственном уровне устанавливались официальные отношения с Турцией. И картина о Геноциде армянского народа не входила в общий формат происходившего. Словом, тогда ни с какой точки зрения мой фильм не вписывался. Поэтому в какой-то момент его просто остановили.

- И вы смирились с таким оборотом дела?

- Я решил обратиться к своим друзьям за помощью. Но как-то так получилось, что никого не оказалось в городе, я остался один. В том числе не оказалось никого из академиков, которые помогали. В конце концов картину закрыли, и мне было сказано: "Все, спасибо. До свиданья". И не просто закрыли, а материал уничтожили. Чудом мне удалось спасти какие-то сцены, и все, что осталось от фильма, – мизер. Вот такая грустная история…

- Я понимаю, что дважды в одну и ту же реку не войдешь. И тем не менее, с момента работы над картиной прошло, как вы отметили, 40 лет, у вас никогда не возникала мысль вернуться к этому сценарию? Тем более что времена поменялись, а тема, затронутая в нем, - по-прежнему чрезвычайно актуальна.

- Если вдруг мне предложат вновь заняться этим фильмом… Мне по-прежнему кажется, что это – безумно серьезная, интереснейшая, трагическая и важнейшая история жизни, которая толком так и не была рассказана...

Елена ГАЛОЯН

© Голос Армении




Рекламные партнёры

СТАТЬИ



ГЛАВНАЯБИОГРАФИЯФИЛЬМЫСТАТЬИКНИГИВИДЕОФОТОГОСТЕВАЯКОНТАКТЫ
Created by Web39.RU
Администратор: Николай Назоров