Статьи

Владимир Алеников: «Васечкина я рисовал с себя»

Режиссер любимых кинокартин нашего детства рассказывает о том, как снимали «Петрова и Васечкина»

Недавно Никита Михалков заявил, что детей отучают смотреть российское кино, по его мнению, необходимо ввести обязательный урок «100 лучших фильмов». И теперь уже министр культуры Владимир Мединский подтвердил, что такой предмет действительно появится в школах, но не с этого сентября.

Режиссёр одних из лучших картин про школу «Приключения Петрова и Васечкина» и «Каникулы Петрова и Васечкина» Владимир Алеников, приехавший в этом году из Голливуда в Одессу на Международный кинофестиваль, уверен, что детям в первую очередь нужно смотреть добрые детские фильмы советских времён, так как среди новых фильмов подходящих для детской психики пока что немного.

- Дети хотят смотреть добрые, возможно, даже наивные фильмы, ведь Петрова и Васечкина по телевизору крутят до сих пор, - говорит Алеников. - Но наравне с ними им показывают и то, что смотреть не стоит не то что детям, но даже взрослым. Хотя в советское время, например, многие высокопоставленные чиновники считали, что мои картины, в частности про Петрова и Васечкина, показывать никому нельзя.

Влюблённые в Машу

А началось всё с того, что мне попалось объявление: Александр Хмелик, по сути, отец киножурнала «Ералаш», ищет авторов и режиссёров. Я позвонил, он мне предложил что-нибудь написать. На следующий день я приехал на студию. Хмелик мне говорит: «Читай». Я спрашиваю: «Всё читать?» - «А сколько сюжетов? 38? Читай!». И вот я ему читаю, он смеётся и говорит: «Это берём, и это берём...» «Ералаш» стал для меня замечательной школой. Из «Ералаша» родились и Петров с Васечкиным. Главных героев под них мы искали очень долго - в Одессе, Москве, Ленинграде. А оказалось, что надо было посмотреть вокруг.

Егор Дружинин - Васечкин - был сыном моего друга, хореографа картины Владислава Дружинина. Владислав в какой-то момент предложил: «Посмотри на моего сына». - «А где он?» - «Он в лагере под Ленинградом». Я поехал в лагерь. И мне так понравился Егор, что я сразу понял: он будет Васечкиным. А Егор спросил: «Вы уже Петрова утвердили?» - «Нет, пробуем». - «Вам не надо никого пробовать, сейчас я вам приведу своего друга Диму Баркова. Это самый настоящий Петров». И действительно через 10 минут пришёл Дима - самый настоящий Петров. Ведь у Петрова есть прототип - питерский поэт Пётр Брандт, мой школьный товарищ, а Васечкина я рисовал с себя. На роль девочки Маши были две основные претендентки. Но Инга Ильм всех покорила. Я дал ей прочитать первую новеллу «Укрощение строптивой», она распахнула свои огромные глаза и произнесла: «Я думаю, что это история о любви, но, поскольку они ещё очень маленькие, это должно быть смешно». Потом я ещё у Егора и Димы спросил, кто настоящая Маша. И они оба указали на Ингу. Я понял, что они в неё влюблены, а это было на руку.

После первой картины на Гостелерадио поставили ультиматум: «Будете делать продолжение. А не будете - вообще больше ничего делать не будете». Строгие были времена. Для разнообразия пришлось поменять жанр фильма на мюзикл. Так появились «Каникулы Петрова и Васечкина». Московское начальство пришло в ужас, сказало, что это не подходит для советских детей. Но сотрудники Одесской киностудии всё равно посылали эти картины на всевозможные зарубежные фестивали, там мы получали призы. Когда призов набралось немало, я позвонил председателю Гостелерадио Лапину. Но он был непреклонен: «Фильмы у вас плохие. А призы вам дали буржуи - это была провокация. Забудьте о кино, найдите себе другую профессию». От безысходности я решил идти на абордаж - позвонил дочери Андропова, объяснил ситуацию. Она обещала приехать, посмотреть картины. И вот я, схватившись за это обещание, рассказал о нём чиновникам: мол, семья Андропова собирается посмотреть «Петрова и Васечкина». Они перепугались, быстро выделили зал. Дочь Андропова не приехала - отзвонилась, извинялась, сказала, что не получается. Но резонанс получился. Петров и Васечкин попали на экран.

Голливуд пал

Ещё с одним моим фильмом - «Биндюжник и король» по Бабелю - чиновники никак не могли поладить. Но вот наступило перестроечное время, раздался звонок: «У нас тут лежит ваша заявка на Бабеля, приезжайте». Я помчался. Мы подписали договор на сценарий, но фильм никак не запускали. Меня вызвал главный редактор и предложил: «Послушайте, вы умный человек, но сами подумайте, кто там у вас все персонажи? Они же евреи». Я говорю: «Это же не мои персонажи, а персонажи Бабеля!» - «Они ведь там у вас все живут на Молдаванке, пусть они будут молдаванами». Я ушёл и больше не возвращался. Но фильм всё-таки запустили - уже на студии Горького. В одной из сцен я даже снял свою новорождённую дочку Асю. Армен Джигарханян, который играл главную роль - Менделя Крика, должен был произнести монолог: «Все моря и все бутылки в мире, всё равно имеют снизу дно...» Я хотел сделать всё более драматично и решил: если он будет обращаться к младенцу, то это будет выглядеть сильнее. Джигарханян начал монолог, и тут я вижу, что все актёры, вся массовка начинают смеяться. Оказалось, что Ася во время монолога вытянула ручку и оторвала у Армена Борисовича приклеенные усы.

Несколько лет назад я пытался сделать мюзикл «Петров и Васечкин 20 лет спустя», в котором герои уже выросли, Машу похитил олигарх, но давние друзья её все-таки спасли... Но сейчас другое время, другие цифры и другие правила. Пока не нашлись люди с деньгами, которым это было бы интересно, продолжение о Петрове и Васечкине пылится на полке.

Валентина Оберемко

© Аргументы и факты

29 августа 2012 




Рекламные партнёры

СТАТЬИ



ГЛАВНАЯБИОГРАФИЯФИЛЬМЫСТАТЬИКНИГИВИДЕОФОТОГОСТЕВАЯКОНТАКТЫ
Created by Web39.RU
Администратор: Николай Назоров