Статьи

Я серьезно влюбился в Армению и это запало

Прекрасный режиссер Владимир Алеников - автор и режиссер многих выпусков “Ералаша”, мюзикла “Биндюжник и Король”, благодаря которому в 1990 году его пригласили в Голливуд, где он поставил “Время тьмы” с Джорджем Сигалом и Тамарой Таной в главных ролях. Также автор фильмов “Пробуждение”, “Короли российского сыска”, “Пистолет (с 6 до 7.30 вечера)”, “Улыбка Бога, или Чисто одесская история”, “Полет бабочки”. И самое главное - создатель хитов начала 80-х прошлого века: многосерийных музыкальных детских фильмов “Приключения Петрова и Васечкина”, полных юмора, хороших песен, и, что самое главное, имеющих серьезное воспитательное значение. В его фильмах в весьма веселой и не назидательной форме высмеивались все недостатки подрастающего поколения: нежелание прилежно учиться и трудиться, драчливость, склонность ко лжи и многое другое. Не говоря уже о том, что вместе с двумя друзьями - Петровым и Васечкиным и отличницей, умницей и красавицей Машей юные зрители пережили немало очень захватывающих приключений. Герои фильма, например, попали в культовый фильм “Белое солнце пустыни”, где вместе с Суховым воевали против басмачей, “заменили” персонажей гоголевского “Ревизора”, романа Сервантеса “Дон-Кихот” и т.д.

Владимир Алеников приехал в Армению на 10-й “Золотой Абрикос” в качестве члена жюри, а заодно и представил свою новую картину “Война принцессы”, рассказывающую историю любви армянского мальчика и русской девочки, принадлежащих к противоборствующим группировкам. И, хотя картина входила во внеконкурсную программу кинофестиваля “Дни российских фильмов”, она удостоилась приза ЮКЖД “За реалистичность отражения остро-социальных проблем современности”. Мало того, выяснилось, что Владимир в свое время снял фильм “Комитас”, посвященный Геноциду 1915 года, который был уничтожен советскими властями. Так что наш разговор с режиссером был не только очень интересным, но и познавательным.

- Петров и Васечкин - это ведь ваши истории. Вы их придумали. Кто был прототипом героев?

- Если вдаваться в историю - это я и мой близкий друг, питерский поэт Петя Брандт, с которым мы учились энное количество лет в школе. За основу были взяты наши характеры и наши истории. Понятно, что очень многое потом додумывалось, придумывалось. Недавно в Питере в “Доме книги” состоялась презентация трех новых книг об их приключениях - старых и новых. Одна из них - книга “Рифматизм Петрова и Васечкина”: ребята заболели рифматизмом, стали все рифмовать и поэтому там все в стихах. Так что их приключения продолжаются.

- Поговорим о фильме “Комитас”. Почему вы взялись за эту тему, чем она вас зацепила?

- Тут история такая: когда-то я мало что знал об Армении. Разве что картины Сарьяна, стихи Туманяна, музыку Хачатуряна. И вот однажды мне попалась на глаза очень необычная картина, которая меня поразила. Картина художника Григоряна, который подписывался Джотто: странный, лысый человек в черной сутане и подпись “Комитас”. На меня она произвела очень сильное впечатление. Я тогда по своей “серости” еще многого не знал: я не знал, что композитор Комитас взял имя средневекового поэта. Одним словом, стал выяснять, кто это. И, чем больше я вникал в эту историю, тем больше она меня поражала. И почему-то я видел пересечения с собственной жизнью и судьбой, хотя на первый взгляд ничего похожего. В какой-то момент я понял, что необходимо сделать такое кино. Я поехал в Армению - никто меня не приглашал. Это было 40 лет назад. Мне было 24 года - совсем молодой, и даже нашел людей, которые знали Комитаса лично. Провел здесь три месяца и написал этот сценарий. Потом я пытался предложить его официальным образом, начиная от министра культуры, кончая Гостелерадио. Поначалу меня принимали в штыки: никто не хотел со мной всерьез разговаривать, смотрели недружелюбно, настороженно. Я понимал, что им не нравилось, что из России приехал парень снимать о национальной гордости Армении. Но постепенно меня стали поддерживать замечательные люди: Сильва Капутикян, Сос Саркисян, Армен Джигарханян, с которым мы стали близкими друзьями, художник Минас Аветисян, Саро Галенц и др. Образовалась какая-то группа выдающихся людей, которым этот мой замысел показался очень серьезным и важным. Решила вопрос моя встреча у Католикоса Всех Армян Вазгена Второго, который удостоил меня аудиенции. Мы разговаривали более полутора часов - причем на французском. Католикосу замысел понравился, и он активно стал мне помогать. Дал мне разрешение снимать в церквях, назначил архиепископа-консультанта, предоставил подлинные костюмы. Он также позвонил первому секретарю ЦК Армении Карену Демирчяну с просьбой мне помочь. В итоге меня официально допустили на киностудию телефильмов “Ереван”. У меня дома сохранился приказ о запуске производства этого фильма. Дело в том, что на одной из встреч, когда я еще пытался получить поддержку, один из высоких начальников спросил: что ты, мол, сюда приехал - деньги зарабатывать? Ну и я ответил, что деньги мне нужны, а важна картина, причем не только для меня, но и армянского народа. Директор киностудии зацепился за это. Когда все “завертелось”, в документе о запуске производства с именами членов всей съемочной группы, против моей фамилии была приписка “без выплаты зарплаты”. Так что я работал бесплатно. Вынужден был зарабатывать: писал для местного телевидения сценарии, в том числе передачи “Спокойной ночи, малыши”, документальный фильм сделал. Почти год пробыл здесь, но кончилось все скверно: начальство испугалось этого фильма. Пугала форма картины: это был не соцреалистический фильм. В нем было много символики, маски, даже центральный эпизод - резня решался достаточно символически. В этот момент как раз налаживались отношения с Турцией, и картина о Геноциде шла вразрез с госполитикой. Ни с какой точки зрения фильм не укладывался в “стандарт”, и его остановили. Я бросился к своим друзьям за помощью, но никого, как назло, в городе не оказалось. Картину закрыли, а мне сказали “до свидания”. Весь материал уничтожили, смыли. Чудом мне удалось увезти какие-то сцены.

- Ваш новый фильм “Война принцессы” пусть небольшой, но возврат к “армянской теме”. Почему именно армянский мальчик и русская девочка - этакая современная вариация на тему Ромео и Джульетты?

- Очевидно, потому, что я тогда серьезно влюбился в Армению, и это запало. Я ведь сорок лет назад снимал “Комитаса”, так что это оказало большое влияние на всю мою жизнь: все, что я увидел, чем проникся, что понял и почувствовал. Перекличка тут тоже, безусловно, есть. Наша картина - просто еще одна вариация на эту вечную тему: на мой взгляд, “Ромео и Джульетта” - это лучшая история во всей мировой драматургии. Я всегда мечтал снять фильм о любви совсем юных людей, рассказать о том, какой глубокий драматизм этому сопутствует. Не всегда детство - самая счастливая пора жизни.

- “Война принцессы” - фильм о подрастающем поколении. Но, если “Петров и Васечкин” добрая и светлая картина, новый фильм затрагивает серьезные проблемы и достаточно жесткий.

- Естественно, ибо это поэтическая, но драма. Единственное, что я бы уточнил - это жесткая, но добрая картина. Она несет добро и любовь, несмотря на всю жестокость происходящего в ней. Вот это очень важно подчеркнуть, ибо некоторые часто путают жанры и говорят, что, мол, “ооо, у вас там дети страдают, убивают, умирают - жестокое кино”. Жестокое, потому что жизнь жестокая. Но при этом оно светлое и доброе, по сути.

Я рад, что приехал на ваш фестиваль - это уже во второй раз. Я в восторге - он совершенно замечательный: со своей неповторимой атмосферой, очень душевной, очень человеческой, где люди с удовольствием общаются, раскрываются, и крайне полезный для будущих проектов, контактов. И тот факт, что российское кино присутствует на этом фестивале, тоже очень знаменателен. Моя картина - крайне важна и актуальна сегодня: она рассказывает о любви русской девочки и армянского парня, которые принадлежат к враждующим группировкам. К огромному сожалению, межнациональная рознь продолжает существовать, ксенофобия имеет место быть, постоянно на эту тему что-то происходит и, конечно, страдают от этого, прежде всего, дети. Фильм о детях, но для взрослых и молодежи. В 60-х годах прошлого века вышел замечательный американский мюзикл “Вестсайдская история”, где речь шла о межнациональной розни между пуэрториканцами и американцами. Когда картина вышла, она серьезно повлияла на изменение нравственного климата в США. Я очень надеюсь, что наша картина, если дойдет до широкого зрителя, тоже поспособствует изменению к лучшему нравственного климата, в котором живут наши дети.

- И последний вопрос - над чем сейчас работаете?

- У меня два проекта, которыми занимаюсь достаточно энергично. Один - детский фильм по моей сказке “Богатырская история”: ждем результата конкурса в Минкульте, и, если все сложится, она начнет сниматься уже осенью. Мне очень нравится эта сказка: в ней речь идет о сказочных, былинных временах, но к трем богатырям она не имеет отношения. Герои у меня опять-таки подростки. Поскольку детское кино давно уже не снимается, если все будет хорошо, это кино заполнит в какой-то мере пустующую нишу. Наши дети сейчас ведь на американских картинах растут.

Другой серьезный проект - “Странники терпения”. Это психологический триллер тоже по моей книге, которая уже выходит. Ее будет продюсировать студия “ТРИТЭ” Никиты Михалкова. Это планируется на будущий год, в главной роли предполагается Евгений Миронов.

Ирина АБРОЯН

 

© Общественно-политическая газета "Республика Армения"№ 056 (1064)




Рекламные партнёры

СТАТЬИ



ГЛАВНАЯБИОГРАФИЯФИЛЬМЫСТАТЬИКНИГИВИДЕОФОТОГОСТЕВАЯКОНТАКТЫ
Created by Web39.RU
Администратор: Николай Назоров