Статьи

Предисловие к «Книге Джунглей»

В московском издательстве "Книга по требованию" вышла первая книга российского книжного проекта "Книги моей жизни".

Проект открылся серией книг "Выбор Владимира Аленикова".

Первое издание - "Книга Джунглей" Редъярда Киплинга приурочено к юбилею Аленикова, о чём сообщается на обложке книги: Юбилейное издание 7 августа 2013 года

Владимир Алеников написал предисловие к книге.

 

Несколько слов о «Книге Джунглей»

Книга, которую ты, читатель, держишь сейчас в руках, совершенно удивительная. И я, признаться, даже завидую тебе, представляя, какое удовольствие ты получишь. Впрочем, дело тут не только в удовольствии. Мне кажется, что это тот редкий случай, когда приключенческая основа становится всего лишь поводом для глубокого размышления писателя о жизни, что никак не сказывается на увлекательности книги. Попробую пояснить, что я имею в виду.

Помнится, когда я впервые начал читать «Книгу Джунглей» и с первых страниц оказался захвачен невероятной историей Маугли, то неожиданно обнаружил, что неподалёку существует целый мир, о существовании которого я толком и не подозревал. То есть я, конечно, знал, что в лесу живут дикие животные, но совершенно не представлял себе их характеров, их привычек, их взаимоотношений между собой, их связь с нами, с людьми. Всё это открыл мне потрясающий писатель Редъярд Киплинг.

Он научил меня относиться с уважением к братьям нашим меньшим, стараться понять их, почувствовать, а в идеале находить с ними общий язык. Замечательный клич, придуманный Киплингом для распознавания друга и установления контакта - «Мы с тобой одной крови, ты и я!» - навсегда стал для меня чуть ли не главным девизом моей жизни. Это под влиянием Киплинга написал я тогда одно из первых своих стихотворений:

Змею мы рады погубить,
Боимся змей.
А ты сумей её любить,
Ласкать сумей.

Как много грации в змее
И красоты.
Живёте рядом на земле –
Она и ты.

В своей «Книге Джунглей» английский писатель Киплинг, благодаря необыкновенной художнической интуиции, предугадал многое из того, что постепенно становится известным. Так, совсем недавно, я видел по телевизору передачу о выдающемся грузинском учёном, докторе биологических наук, профессоре Ясоне Константиновиче Бадридзе. Более тридцати пяти лет жизни он посвятил изучению волков, жил среди них, сам выращивал волчат. Он смог стать своим для диких волков, годами общался с ними, охотился с ними, в буквальном смысле делил с ними пищу и кров. Так вот, Ясон Бадридзе рассказывал в этой передаче поразительные вещи про волков, он говорил об их взаимовыручке, благородстве, отваге. О том, сколь многому он научился у них. Ну как тут было не вспомнить киплинговского Акелу и его стаю!

Учёный рассказал, что собираясь на охоту, волки соблюдают определенный ритуал. Они носятся, повизгивают, касаются друг друга. А потом матёрый отходит метров на десять, возвращается и смотрит каждому волку в глаза — и каждый знает, что ему делать. И самому Бадридзе вожак тоже смотрел в глаза — и тот мгновенно, не думая, вскакивал и тоже знал, что ему нужно делать! Не думал, а просто знал. Профессор уверен, что волки умеют передавать информацию взглядом, и что у каждого из них есть телепатические способности. Киплинг не был учёным, но он был настоящим писателем, то есть человеком, изучающим жизнь, и догадывался о многом.

Да и не только о волках речь. В «Книге Джунглей» ты, читатель, познакомишься с разными животными и поймёшь, как много общего у нас с ними, какого уважения они заслуживают. Признаюсь, именно благодаря пантере Багире, у меня на всю жизнь осталось восхищение перед этим невероятно красивым и грациозным зверем. А задолго до того, как я попал в Азию и своими глазами увидел мангуста, сражающегося с коброй, я был покорён храбростью и преданностью Рикки-Тикки-Тави, маленького отважного зверька из «Книги Джунглей», спасшего людей, с которыми он подружился. Конечно, кто-то скажет, что это сказка, что писатель преувеличил, что Рикки-Тикки-Тави не мог поступать столь разумно. Не берусь судить. Я как-то спросил выдающегося биолога Тимофеева-Рясовского, думают ли животные. Он ответил – конечно, думают, только не так как люди.

Я хорошо помню свои первые ощущения от этой книги. Если выразить их одним словом, то это было волшебство. Самое настоящее. Я почувствовал, что погрузился в нечто совсем необычное, и долгие годы потом мечтал хоть как-то приблизиться к той жизни, которой жил выращенный волками мальчик Маугли.

В моей последней книжке о приключениях Петрова и Васечкина дорогие моему сердцу герои заболевают рифматизмом и начинают всё рифмовать. И даже свои впечатления от прочитанных книг они начинают выражать в стихах. Я поделюсь с тобой, читатель, впечатлениями Петрова от прочтённой им «Книги Джунглей».

Чуть шевелятся ветки
В том волшебном лесу
От скользящего бега
Легконогих косуль.

Там в большие озёра,
Что так странно чисты,
Тихо смотрятся белки,
Распушивши хвосты.

Грациозная кошка,
Что сама по себе,
Там бесшумно гуляет
В шелковистой траве.

И забравшись тихонько
Под диковинный куст,
Притаился, охотясь,
Рикки-Тикки - мангуст.

Там пантера Багира
Щурит жёлтый зрачок,
И, летая над нею,
Светит бронзой жучок.

А вот это уже впечатления Васечкина, который, увидев в каком восторге после чтения «Книги Джунглей» находится его друг Петров, тоже прочитал книгу Киплинга и тут же, разумеется, по своей привычке представил себя её героем - Маугли. И не просто Маугли, а Маугли-бегущим, точнее, убегающим от преследующей его стаи злобных рыжих псов.

Сыпь,
Рыжая сыпь
Словно покрыла всю землю от края до края.
Псы,
Рыжие псы,
Сколько бежит вас за мной, задыхаясь от жаркого лая?

Бег,
Лёгкий мой бег,
Мчусь, не касаясь земли, свежий воздух мне бьёт прямо в ноздри.
Век,
За целый век
Вам не догнать меня, что вы рычите и лаете? Поздно.

Наг.
Бос я и наг,
Стелет мне травы земля, меня солнце оденет лучами.
Так
Я бегу, как
В мире никто, никогда и нигде не бежал, я ручаюсь.

День,
Это мой день.
Разве вы быстры, как я? Разве вам не знакома усталость?
Дань,
Я плачу дань
Этой земле, что меня легконогим таким воспитала.

Слух,
Тонкий мой слух,
Что я не слышу, как вы отстаёте там с каждой минутой?
Дух,
Пёсий ваш дух
Бьёт прямо в ноздри, мне трудно дышать, и земля стала мутной.
Дик,
Лай этот дик,
Жадно сопя, вы бежите, жжёт жаркое ваше дыханье.
Клык.
Чей это клык
На солнце блеснул и исчез за спиной?
Лай вдали затихает...

Крик,
Чей это крик?
Кажется, мой.
А во рту
Крови и шерсти вкус набухает.
Ры-жи-е псы!

И ещё не могу не вспомнить об одном рассказе из «Книги Джунглей», который произвёл на меня сильнейшее впечатление. Рассказ этот называется «Королевский анкас». Анкас это такое оружие. Он представляет собой остроконечную короткую палку с крюком, похож на маленький лодочный багор. Анкасом, в частности, погоняли слонов. Так вот в книге анкас был усыпан драгоценностями и нёс людям смерть. Те, кто хотел завладеть им, убивали друг друга. Прочитав рассказ, я на всю жизнь понял, что оружие опасно. Что само по себе оно несёт зло. Что оно не должно попадать в руки безответственных и алчных людей. И много лет спустя я, оказавшись в Голливуде, снял художественный фильм «Пистолет (с 6 до 7.30 вечера)». По сути, это та же история, что и про королевский анкас. Только в фильме из рук в руки переходит пистолет. И, конечно же, он убивает. Я точно знаю, что замысел моего фильма, снятого мною во вполне зрелом возрасте, берёт своё начало в «Книге Джунглей», которую я прочитал ещё мальчиком.

Ну, я уже достаточно отнял у тебя времени, дорогой читатель. Я уверен, что тебе уже не терпится погрузиться в красочные истории «Книги Джунглей». Так что вперёд, на встречу с Маугли, с медведем Балу, удавом Каа, пантерой Багирой, тигром Шер-Ханом, шакалом Табаки и многими другими. А я, глядя тебе вслед, только завистливо вздохну.

 

Владимир Алеников

 кинорежиссёр, писатель

 




Рекламные партнёры

СТАТЬИ



ГЛАВНАЯБИОГРАФИЯФИЛЬМЫСТАТЬИКНИГИВИДЕОФОТОГОСТЕВАЯКОНТАКТЫ
Created by Web39.RU
Администратор: Николай Назоров