Статьи

Война за «Принцессу»

Что мы увидим: римейк "Вестсайдской истории" или очередной боевик?

Режиссер придумал и снял фильм о любви подростков - кавказского Карена и русской Юльки. Его продюсер посчитал, что сегодня это никому не нужно, и отдал почти готовую картину людям, до того снимавшим рекламу и клипы.

 Доводы одной стороны - многолетняя творческая репутация, другой - миллион долларов.

 Владимир Алеников - режиссер "Петрова и Васечкина", "Биндюжника и Короля" и многих других картин - год назад приехал из Америки, где давно работает, в Москву. Не с пустыми руками - с идеей фильма "Война Принцессы" о любви русской девчонки по прозвищу Принцесса и мальчика-кавказца на фоне межэтнической войны двух подростковых банд. Деньги на постсоветский римейк "Вестсайдской истории", что по нынешним временам удача необычайная, нашлись сразу. Старый знакомый режиссера Александр Элиасберг, по словам Аленикова, посмотрел сценарий будущей картины и тут же стал ее продюсером.

Необходимый миллион долларов есть, соглашение о создании фонда "Новое кино", которому принадлежат права на фильм (президент - Элиасберг, вице-президент - Алеников), подписано. Даже государственный статус "национального фильма", дающий продюсеру-инвестору Элиасбергу немалые налоговые льготы, под "Принцессу" выбили - можно работать! И режиссер, взяв в команду художника Федора Савельева и титулованного оператора Максима Осадчего, прошлым летом уехал в Одессу и снял фильм за девять с половиной недель - без малейших задержек в процессе.

 Получившаяся история действительно напоминает Вестсайдскую: две банды подростков, русская и кавказская, действуют в некоем городке Росрентген. "Рентгены" и "абреки" мочат друг друга, разговаривают на дичайшем сленге - и любят, несмотря ни на что. Снято красиво, длинными кусками, с внутрикадровым монтажом. Кроме того, в кадре нет ни одного взрослого лица - туловища и ноги из "большого мира" движутся как бы над страстями детей, не вмешиваясь в них. Алеников с полным правом гордится этим ходом, считая его "уникальным в мировом кино".

 - Элиасберг был доволен всем: сценарием, наученными мною актерами - детьми одиннадцати - тринадцати лет, смонтированным материалом, - вспоминает режиссер, - пока в один прекрасный день к нему не пришли люди со своим интересом, посмотрели рабочий материал, который никому нельзя показывать, и сказали: "О-о, это прошлый век, Студия Горького!"

 Первые неприятности начались с музыкой. Элиасберг предложил режиссеру сотрудничать с популярным композитором Максимом Фадеевым - тем самым, кто "слепил" певицу Линду. Фадеев, разок поговорив с режиссером, вскоре прислал ему нечто, определенное адресатом как "тягучий кусок буддийской музыки без начала и конца". Алеников, который за 30 лет в кино успел полноценно поработать с Хачатуряном и Шнитке, Журбиным и Лорой Квинт, таким подходом был крайне озадачен:

 - Это тоже первый случай в истории кино, когда композитор пишет музыку к фильму до того, как режиссер станет его снимать... Отказом от услуг Фадеева я нанес кровную обиду Элиасбергу, - полагает Алеников. - Второй обидой было то, что я отказался сотрудничать с присланными им в Одессу для съемок рекламы фильма Олегом Погодиным и Евгением Фроловым. Я посмотрел их прошлые работы и пришел к выводу, что сам сниму ролик гораздо лучше - в Америке мне приходится заниматься и этим...

Конфликт нарастал; партнеры по "Новому кино" практически перестали общаться. И тогда Алеников в ноябре пошел на крайний шаг. Он созвал коллег по Союзу кинематографистов на просмотр смонтированного рабочего материала фильма. Признанные в нашем киномире люди - Игорь Масленников, Валерий Тодоровский, Борис Грачевский и многие другие, посмотревшие это "сырье", - были практически единодушны: "Есть большая перспектива; уважаемый продюсер, дайте Аленикову закончить фильм!" Александр Элиасберг, однако, не почтил высокое собрание своим присутствием, прислал супругу, которая поставила вопрос ребром: раз вам фильм нравится, то будьте любезны скинуться на миллион долларов.

 А дальше произошло совсем непредвиденное. Когда Алеников уехал в Штаты, чтобы договориться с тамошними агентствами о "раскрутке" и возможной продаже фильма на Западе, Элиасберг передал неоконченную картину другому режиссеру. Вернувшись в Россию с выгодными предложениями, Владимир Михайлович был поставлен перед фактом: доступ к материалу закрыт, процесс пересъемок идет вне его контроля. Снято!

 Сколько нужно перестрелок?

 Возможность поговорить с Александром Элиасбергом стала бы для корреспондента "МН" не только данью объективности, но и проявлением безусловного уважения к вложенному им в "Принцессу" лимону баксов - как выразились бы герои картины.

 Однако Александр Аркадьевич Элиасберг от разговора воздержался. Он отправил меня к тем самым людям, которым Владимир Алеников отказал в работе над рекламой фильма: Олегу Погодину и Евгению Фролову. Именно они сейчас занимаются пересъемкой "Принцессы", точнее, ее превращением в совершенно новый продукт "Дневник Рыжего". Первый по образованию киновед, второй - армейский политработник; оба эрудированы в кинематографе и очень его любят.

 Ранее со съемкой большого кино Погодин и Фролов дела не имели - занимались рекламой и клипами. Этическим моментом, связанным с вторжением в чужой фильм против воли автора, новая команда также не озабочена: кино - "такой же товар, как пирожки".

 - Мы вступаем в эру продюсерского кино, - заявляет Погодин, - когда так называемый режиссер-автор сможет жить лишь в согласии с пожеланиями того, кто дает деньги. На клипах меня самого меняли несколько раз; но вы не найдете ни одного рекламного ролика, где был бы отстранен режиссер - все особенности заказа оговариваются изначально...

 Я напомнил Погодину о том, что сценарий "Войны Принцессы" был одобрен продюсером полностью.

 - Ну и что? - парировал тот. - Главная ошибка Элиасберга - отсутствие контроля над процессом съемок. Ну, он кино делает впервые... А без применения критериев рекламного бизнеса российское кино захиреет...

 - Мы - люди не "творческие", так можете и записать, - усиливает момент Евгений Фролов. - И заниматься кино по русскому принципу "я так вижу" не собираемся. Картина принадлежит продюсеру, и он может делать с ней все что угодно. С его точки зрения, "Принцесса" товаром не является...

 Видимо, после применения рекламных критериев от старого материала осталось сорок семь минут - из полутора часов. Плюс полный перемонтаж: то, что Алеников считает в своем фильме главным - историю "русско-кавказской" любви, Погодин и Фролов фактически пустили под нож. "Убита" и сама тема межэтнического конфликта.

 - Шаек молодых людей, которые мутузят друг друга по национальному признаку, у нас нет! - сообщает Погодин. - Что есть, спрашиваете? В кино есть четкие рецепты: делаешь боевик - ставь минимум три драки и перестрелки на такое-то количество патронов в нужных местах. А у Аленикова - две короткие перестрелки, после которых убит только один человек. Это неубедительно...

 Объяснять, что фильм Аленикова не является (скорее, не был) боевиком, корреспондент "МН" не стал: у новых "нетворцов" картины масса своих проблем. Возрастной адрес, при всех четких рецептах, неясен до сих пор: "психологическая драма для детей и взрослых". Зато есть ясность с музыкой: композитор "Дневника Рыжего" - Максим Фадеев.

 - Наша задача - превратить фильм к июлю в более или менее цельный продукт, оставив имя Аленикова в качестве сорежиссера. А репутация... поищите в кино того, у кого она хороша!

 "Я это кино не отдам!"

 В замечаниях Погодина и Фролова, если убрать моральный аспект и попытки учить профессионализму человека, который два года преподавал кинорежиссуру в университете Лос-Анджелеса, были свои рациональные зерна. Например, армяне, составляющие костяк кавказцев в фильме Аленикова, в жизни не торгуют на базарах - в "Принцессе" такая линия есть. То же касается сленга героев: странно слышать "коктейль" из жаргона молодежи 70-х, 90-х и музыкантов-лабухов. Но не отнимать же из-за этого весь фильм у того, кто его придумал и снял, у партнера по "Новому кино", да еще тратить Бог весть сколько на досъемки 50 минут экранного времени!

 Впрочем, Алеников самостоятельно, насколько это можно без рабочих материалов, продолжает работу над фильмом - нашел американского композитора Томаса Морса и очень доволен тем, что он делает:

 - Я считаю "Принцессу" своей лучшей картиной и никому ее не отдам!

 Выкрутится ли Алеников из ситуации - смотрите во второй серии конфликта. Она, похоже, на подходе.

 Ситуацию прокомментировал один из руководителей Союза кинематографистов РФ, режиссер Игорь Масленников:

 - Материал "Войны Принцессы" яркий, многообещающий. У него есть все шансы стать событием, если дело завершит тот, кто его придумал и начал. Проблема Аленикова в том, что он подписал туманный и крайне невыгодный договор с продюсером; честно говоря, не представляю, как тут можно помочь режиссеру.

 Что же касается подобных конфликтов - к сожалению, они были и будут: вспомните историю с фильмом Николая Макарова о Серафиме Саровском или конфликт Сергея Бондарчука с итальянскими инвесторами телесериала "Тихий Дон". Однако опыт показывает, что в результате продюсер теряет больше, чем вложил, а о художественном качестве речь не идет вообще.

© Московские новости, 2000

© Юрий Васильев




Рекламные партнёры

СТАТЬИ



ГЛАВНАЯБИОГРАФИЯФИЛЬМЫСТАТЬИКНИГИВИДЕОФОТОГОСТЕВАЯКОНТАКТЫ
Created by Web39.RU
Администратор: Николай Назоров